Этим летом тулунскому наводнению 2019 года исполнится три года. Достаточный срок для анализа произошедшего с разных сторон и крайне малый, чтобы отпустить случившееся в учебники краеведения. Многое можно подсчитать, вся статистика имеется: какая территория была затоплена, сколько пострадало домов и семей, скольким людям выделено новое жильё в Тулуне, сколько семей покинули город при первой возможности получить жилую площадь в другом районе или регионе. Но есть аспекты, которые не поддаются миру цифр и статистики, хотя они не менее важны для социального климата нашего города. 

Огромная сфера человеческой жизни лежит в ежедневных переживаниях тех или иных событий. Каждое их них дает нам жизненный опыт, и мы получаем возможность не совершать оплошностей в будущем. Катастрофическое событие наводнения 2019 года глубоко отпечаталось в душах тулунчан. 

Внутренний мир каждого, кто столкнулся с наводнением, изменился безвозвратно, так меняется картина мира, когда в детстве касаешься раскаленного утюга или облизываешь железо на морозе. И каждый встретился с катастрофой в разной степени близости. Кто-то через семью и друзей, кто-то из новостей и разговоров на работе, а кто-то смотрел наводнению в глаза и видел, как холодная вода заливает его дом, который еще недавно был наполнен радостью жизни. Каждый встретился со своим наводнением, и у каждого оно только его, разное. Никакие обобщающие цифры, статистика или сводные таблицы не в состоянии описать многообразия и глубины переживаний каждого человека. 

Когда мир цифр и расчётов не справляется, на помощь приходит искусство. Только оно способно напрямую передать личное ощущение от события. Спустя три года у нас сохранились самые яркие переживания. У нас есть разные версии пережитого, они тоже у каждого свои. Что-то мы рассказываем коллегам, другую версию мы обсуждаем с близкими, о третьем мы расскажем мало знакомым, которые про наводнение толком и не слышали. На ландшафте человеческой культуры, на границе между искусством и историей находится музей. Здесь встречаются исторические научные факты и искусство организации и визуализации этих самых фактов. Искусство неотделимо от музея: одно дело посмотреть на вырезку газеты в рамке и совсем другое войти в комнату, в которой вся среда передаёт ощущение от происходившего события. Создаётся эффект переживания, как в театре или при просмотре качественного кино. 

Недавно был проведён опрос среди тулунчан на предмет отношения к памяти о наводнениях. Данный опрос нельзя назвать социологическим исследованием или рассчитать статистические данные, но можно увидеть в нём разнообразие мнений. Далее мы приведём некоторые из них. 

Например, опрошенным, в большинстве своём, кажется важным сохранение личных историй в память будущим поколениям. Важно, потому что это история города, и важно, чтобы дети знали её. Это событие, которое отличает Тулун от многих других городов. Полученный в катастрофическом затоплении опыт горожан поможет кому-то в будущем. Наводнение 2019 года в Тулуне — не первое в истории города, это точно известно опрошенным, даже если учитывать тот факт, что только 9% респондентов старше 50 лет. Но вот версии прошлых наводнений сильно разнообразны, местами даже взаимоисключающие. Особенно разнится оценка степени нанесенного ущерба от скромного “Они [прошлые наводнения] были незначительные” до “вода доходила до церкви [которая расположена в центре города на возвышенности]”. 

Разнообразие мнений показывает, что тема памяти о тулунских наводнениях важна для горожан. Не исключены споры на почве диаметрально противоположных версий событий, но это лишь подчеркивает самобытность каждой из них и позволяет найти возможность разговора и обсуждения. 

Из развернутых ответов на вопрос “Что должно быть в музее наводнения?” ясно, что почти все опрошенные видят музей, основанный на документальных фактах и историях очевидцев. Можно предположить, что для горожан важна высокая степень достоверности музейных материалов. При этом, судя по ответам, не менее важна форма, в которую обращены факты. Например, есть пожелания увидеть документальный фильм о наводнении и послушать интервью с очевидцами катастрофы. Есть желание передать через музей то мужество, с которым тулунчане справились с последствиями наводнения, даже если оно связано с глубокой личной трагедией. 

Если подытожить, Музей Наводнений должен быть. И его экспозиции должны быть основаны на личных историях горожан. Важно в одном месте собрать и статистические данные, и документальные сведения очевидцев. Важно знать прошлое своего города. Мы так устроены, что, рассказывая даже о самых трогательных моментах нашей жизни, мы прорабатываем их, находим по отношению к ним верную дистанцию и можем двигаться в будущее. 

Текст — Данила Ветер
РисункиСветлана Инзайтин

Люди Места

помощь через развитие